О силе, что живет внутри женщины и способна покорить даже самое дикое и хтоническое создание.

Flight of dragons soar in the purple light

In the sky or in my mind.

В ее роду все женщины были теми, для кого существует множество прозваний — жрицы, шаманки, служительницы Силы. А точнее сказать, в ее роду женщины были «говорящими с драконами». Существовала легенда, что самая достойная и способная будет сама иметь способность обращаться в дракона. Ранауль слишком уж способной и достойной себя не считала. Слишком вспыльчивая. Слишком неусидчивая. Слишком любящая сунуть курносый носик туда, куда это не нужно. Всего слишком, а мера нужна во всем. Девушка придирчиво осмотрела себя в зеркало — сегодня был день ее посвящения, поэтому по случаю ее нарядили в торжественное церемониальное алое платье, которое шила она сама весь предыдущий год ночи напролет, чтобы ткани не касались солнечные лучи, и Солнце не видело наряда, в котором Ранауль предстоит родиться заново, но уже во взрослую жизнь. Сколько слез она пролила над этим платьем, сколько раз насуплено закусывала губку, пока исколотые иглой пальцы упорно пришивали на тяжелый скользкий шелк очередную белую жемчужину- о том могли бы, наверное, рассказать лишь огарки свечей, которые она сожгла. Девушка была непоседой, поэтому долгая кропотливая работа, требовавшая аккуратности, злила ее до крайности, но и тяп-ляп сделать было нельзя — этот день рождения считается одним из самых важных дней, которые были и будут в ее жизни. Как сама сделаешь — в том и пойдешь. Поэтому она злилась, но делала. А как иначе?..

Сейчас она была довольна, что так постаралась — она была прекрасна. Черные волосы были переплетенные в сложную прическу и блестящим водопадом спадали вниз — жемчуг, вплетенный в косы поблескивал в свете свечей. Она глубоко вздохнула. Пора было идти — путь до священной рощи не самый близкий…

Когда она наконец-то отбросила в сторону последние ветви, скрывавшие выход на каменное плато, солнце уже позолотило равнины внизу своим мягким светом. Вокруг, на сколько хватало взора, все пылало и сверкало под рассветным розоватым солнечным светом — дух захватывало от такого зрелища. Ранауль подошла к самому краю и извлекла из фалд платья длинную резную флейту. Ее дар и ее инструмент для зова. Помимо платья каждая из «говорящих» выбирала свой музыкальный инструмент — способ зова «своего» дракона. У кого-то это были ритмичные барабаны, кто-то сладкоголосо пел, кто-то волшебно играл на скрипке. Ранауль же выбрала флейту. Что ж…. Девушка глубоко вздохнула, приложила дерево к губам и заиграла… Чарующая мелодия, чьи изгибы следовали прихотливой фантазии обладательницы флейты, поплыла по воздуху, слышимая на многие мили вокруг. Она пристально смотрела вдаль и вот… сердце ее вздрогнуло… Вдалеке показался длинный темный силуэт. Он летел бесшумно, рассекая воздух, извивающийся, блестящий, переливающийся, длинные золотистые усы казались молниями подле него. Ранауль отняла флейту от губ и стояла, глядя словно завороженная. Дракон подлетел и только тогда стало окончательно заметно, что он огромен. Хотя девушка и была взволнованна это не могло ей не польстить — ведь известно, что чем старше дракон, тем он больше, тем опытнее и могущественнее. Обычно такие пары (а ведь «говорящая» считалась дракону парой, обрученной) были у куда более взрослых и опытных жриц. Он завис в воздухе и молча смотрел на нее немигающим взором.

69cfe3c7655b35c7a77780ca09130d04Ранауль так же молча протянула ему флейту. Теперь по закону он должен был либо принять ее дар и в ответ отдать девушке на хранение свою жемчужину, чтобы она могла звать его сама, либо отказаться от нее. Если от «говорящей» отказывались три дракона подряд, то она считалась не пригодной, длинные волосы ее обрезались на манер простолюдинок и девушку выдавали замуж на обычного человека. Семья отказывалась от нее и считала ее умершей. Такое среди потомственных «говорящих» случалось редко, но все-таки случалось. Так случилось с подругой Ранауль. Больше они не виделись — общаться с такой считалось запятнать себя позором. Она старалась смотреть дракону прямо в глаза, смиряя внутреннюю дрожь, она хотела быть равной, быть сильной. Спустя время, показавшееся ей вечностью, дракон медленно и царственно кивнул и протянул ей жемчужину. Она взяла ее и аккуратно вложила флейту в его лапу. В то же мгновение теплый поток воздуха обхватил ее, и она почувствовала себя в воздухе. Ранауль зажмурилась, а когда открыла глаза то под ней расстилались просторы, а сама она парила в воздухе, крепко ухватившись за драконью шею… Ей рассказывали, что такое бывает, но очень редко. В тот момент она была совершенно счастлива. Прошлое и будущее не занимали ее — одно уже, а второе еще. Существовал только этот миг. И он сиял, словно звезда.

©Regina Vayms

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s